Жар-слово Николая Благова

В пятерку крупнейших поэтов России конца ХХ века вошёл один из самых прославленных поволжских поэтов, лауреат Государственной премии РСФСР имени М.Горького Николай Благов.

К моменту создания ульяновской писательской организации Благову было двадцать лет. А в 2021 году могло бы исполнится девяносто! Николай Благов руководил Ульяновской писательской организацией с 1976 по 1983 годы.

Листаю журнал «Мономах» за 2006 год номер четвёртый. О времени пятидесятых и о своём знакомстве с Николаем Благовым пишет его друг, другой наш прославленный земляк, писатель Анатолий Жуков: «Тогда, почти полвека назад, когда мы встретились, жизнь была бедной. Страна ещё не оправилась после войны, но будущее казалось нам радужным, солнечным: мы были молоды, мы жили в могучем государстве, в стране победителей, мы, рано познавшие труд, были причастны к этой победе и не без оснований надеялись, что не подведём и в будущем». Анатолий Жуков отмечает скромность и чистоту души Благова, его бескомпромиссность и правдолюбие. «Николай Благов был похож на свои стихи – основательные, поставистые, красивые по чувству. Но хорошо зная стихи и их автора, мне всё время думалось, что у него ещё много несказанного, и это несказанное будет крупнее, потому что сам он был больше своего творчества, глубже, талантливей…».

Николай Благов – автор восемнадцати поэтических сборников, многочисленных стихов, опубликованных в толстых литературных журналах, лауреат Всесоюзного фестиваля молодёжи, делегат съездов писателей СССР. Вспоминаются его известные и пронзительные строки:

И когда тебя втянет
В простор этот синий,
И когда ты один
С ней, бессмертной, одной,
Только выдохнешь:
Волга!
Только скажешь – Россия!
Да умоешься вечно живою водой!

Эти строки из поэмы «Волга» являются, пожалуй, ключевыми ко всему творчеству Благова. Россия, родина, Волга, вечно живая вода родной земли – им он посвятил всю свою жизнь.

Николай Николаевич Благов родился в 1931 году в Ташкенте, однако настоящей своей родиной считал деревню Андреевку, а также сёла Тургенево и Крестовое Городище Ульяновской области, где прошло его детство, омрачённое военным временем. Именно об Андреевке и тысячи других российских деревень Н.Благов позднее писал:

Никогда не забуду я мой небогатый,
Про меня забывающий край.
Там на спинах коровьих приползают закаты
И заходят под каждый сарай.
Через изгородь вечером хроменький, рыжий
Месяц тычется в небо, глупыш – сосунок.
Там однажды я ласковый отклик услышал,
Чья-то мать: «Подойди-ка, сынок»

Многие советские литературоведы и критики пытались осмыслить особенность и силу благовского слова и находили её в правде художественной мысли, в глубоком знании жизни, которое вошло в плоть и кровь и оставило зарубки на всю жизнь.

Писатель Григорий Коновалов в своей книге «Тугие крылья таланта» так писал о даровании Благова: «Нельзя научиться любви к полям, лесу, реке, если они не родные тебе. Только самобытному таланту подвластна зримость образов, тонкое движение души».

О силе воздействия благовского слова говорят и такие строки поэта Виктора Кочеткова: «На меня поэзия Благова имеет особую силу воздействия. Как будто он рассказывает не о своей, а о моей жизни, моём детстве, моей юности, моей родной деревне. Рассказывает с таким знанием моих чувств, настроений, метаний, моего очарования миром, моей любви к отчей земле, что я только удивлённо ахаю: откуда он взял все те подробности, о которых я сам давно забыл, и, наверное, так и не вспомнил бы, не помоги он мне своим стихом».

Откуда же она, сила благовского слова? Откуда благовская зачарованность всем земным? Из устья своей малой родины. Не случайно Благова сравнивали с русским богатырём Микулой Селяниновичем. «Каждая стихотворная строчка у него дышала здоровьем и праздником. В каждом (даже трагическом) стихотворении ощущалась вечная радость жизни» – писал о Благове ульяновский поэт Владимир Дворянсков.

«Его образная концепция велика, она требует не только внимательного прочтения, но и большой работы души. И никогда при этом не исчезает ощущение первородности русского слова» — так отзывался о Благове поэт Лев Бурдин.

Благов – не военный поэт, но война всегда слышна в его поэзии, как противоестественная природе сила, отнявшая у человека самое главное – право на жизнь, на любовь, продолжение рода человеческого. Об осиротевших и овдовевших пишет Благов пронзительно, с нескрываемой болью за несправедливость судьбы. Слишком дорогой ценой была оплачена победа в той великой войне.

Из книги «Ладонь на ладони»

И только бы девчонке стать красивой –
В окопы оступилась тишина!
И пушки, сплюнув смазку пробасили:
А вот на красоту вам,
Вот война!

Мужским трудом износит, обездолит,
Но как-то всхлипень сладко было ей,
Ещё и не любившей,
Петь по-вдовьи,
В телеге громыхая из полей.

Вдова в притухшем приживалась взгляде,
Когда случилось – что там различать! –
В разгул послевоенных спешных свадеб
Заезжего солдата повстречать.
И не было на песнь её управы!
Навстречу шла без тропок, без дорог,
С улыбкой никла перед ним, как травы,
Когда меж вётел хлынет ветерок…

Он не пустил дурной молвы по ветру,
Всего сказал, печали не тая:
– Пронёс бы на руках тебя по свету,
Да, знаешь, на руках моих семья…

Пошла,
Стыдясь окошек,
Как нагая,
Вся на виду,
Вся на виду.
Одна.
Пошла, к походке прежней привыкая,
С которой не спешила никуда.
Была война.
И если не за тело,
Так за душу,
Кого ни погляди,
Война своим слепым огнём задела,
Оставив пепел холода в груди.

А как трепетны и пронзительны стихи Николая Благова о любви! Его женщина пришла из весеннего лазорья, она Купава-недотрога, которой он дарит букеты полевых цветов. Он рвётся к ней и днём и ночью, а его подруга готова делить с ним вечно и радость, и горе.

От солнца никогда не загорая,
Ты, мраморная, предо мной стоишь.
И лето не встревожит, вызревая;
Сна твоего бестрепетную тишь.
Не погляжу, что ты слывёшь великой ,
Прижму к груди,
Где сердце болью рвёт,
И выпачкаю губы земляникой,
Целуя перепуганный твой рот.
Проснись!
Иль вовсе задохнись в объятиях!
Ты будешь биться у меня в руках,
Пока не станет мраморное платье
Цветущим ситцем в тёплых ветерках.
Заплачешь –
Я твои сцелую слёзы,
Устанешь –
Пусть под сердцем сердце спит.
Как сок весенний сонную берёзу,
Тебя моё дыханье опьянит.
И распушатся робкие ресницы,
Взойдут веснушки, светлые, в слезах,
И заиграют облака и птицы,
И солнце, и подсолнухи в глазах.
Пойдёшь со мной, притихшая невеста,
Минуя звонкий хоровод подруг.
Замесишь хлеб.
Ножом соскоблишь тесто
С натруженных, готовых к ласке рук.
В дому,
Где стены, как живые сосны,
Пропахли хвоей,
Жить тебе дано.
Ты будешь ждать меня.
В подол уронишь косы
И вздрогнешь,
Только постучу в окно.

Пронзительное слово Благова наиболее выпукло проявляется в его поэмах. Среди них ранняя, но самая художественно завершённая – «Волга». Поэмой о Волге Благов развивал традицию поэтических произведений о Волге, заявленную ещё русскими классиками.

И всё же, как отмечает ульяновский учёный — литературовед В.И.Чернышёв, «… именно Благов – создатель целого материка стихов о Волге».

Мы насквозь отразились в волне твоей чистой
Согреваешь нас, кормишь и учишь, любя,
И растишь волгарей, крутолобых, плечистых,
Ты смотри, как похожи они на тебя!

Велико мастерство Благова – поэта-живописца. В его стихах поражают «…драгоценные россыпи поэтических находок-образов, эпитетов, деталей.

Зима стоит – такая россиянка!
Опять кипит невпроворот пурга.
Склонившись, как над прорубью крестьянка,
Луна полощет длинные снега.

Но в эту крутень винтовую,
В замять,
Когда на шаг тропинку не промять,
Ещё стозвонней вызвездила память
Всё, что люблю!
Что надо вспоминать!
Кого припомню, –
Сменою вечерней,
Повесткой даже удержать нельзя!
И, снявшись с трудовых своих кочевий,
Ко мне приходят старые друзья!

Заветреннее лица.
Губы – суше.
И хорошо!
И не о чем тужить!
Недолго нам пришлось о жизни слушать!
Мы, не дослушав, сами стали жить!
И потому сложили эту дружбу!
Не гневайтесь, что писем не пишу, –
За все грехи,
Как в собственную душу,
Я вас в деревню детства приглашу!
Приедем –
И под окна любопытных
Откуда-то, как ветром нанесёт.
Живёт деревня солнечно, открыто,
А уж схитрит –
По окнам видно всё!

Раскинь нам, мама, скатерть-самобранку!
Как ты седеешь!
– Да, метёт пурга…
Склонившись,
Как над пропастью крестьянка,
Луна полощет длинные снега!

В 1983 году за книгу стихов и поэм «Поклонная гора» Николаю Благову присвоено звание Лауреата Государственной премии РСФСР имени М.Горького.

Поэта уже нет с нами, но, как верно заметил литературовед Александр Рассадин: «Дух большого, крупного поэта, а Благов, несомненно, всегда принадлежал к таковым, уже давно в миру, среди преданных ему читателей, продолжающих и сегодня внимать его Жар-Слову».

Листаю вновь страницы старых газет и журналов, в которых много воспоминаний о поэте тех мастеров слова, с которыми он встречался, у кого учился и для кого сам стал учителем и наставником.

В журнале «Мономах» за 2000 год № 1 есть опубликованная беседа Ольги Шейпак с вдовой Н. Благова Лялей Ибрагимовной. Она рассказала о переписке Благова и Григория Коновалова, первого руководителя нашей писательской организации: «Дорогой Николай! Часто думаю о тебе с любовью. Уж очень хочется встретиться и поговорить, и помолчать вместе. Удивительное, брат, дело: будто прирос к тебе сердцем…».

Или вот такие пронзительные, замечательные строки Григория Коновалова, обращённые к Благову: «Ты не имеешь права не работать зверски, как Микеланджело, Тарле, Горький, Есенин, Лермонтов. Талант у тебя дай Бог! Подчинись ему, таланту, сожги себя в его творческом огне! Нет выше ничего. Бросим дешёвку (еду, питьё), будем писать!».

Аркадий Александрович Пластов называл Благова «поэтом планетарного масштаба».

В альманахе «Симбирскъ» за 1994 год есть интересная публикация Льва Бурдина, где отличительной чертой поэзии Благова он называет естественность и органичность. «Иному любителю изящной словесности благовские стихи покажутся слишком тяжеловесными, так как в них настолько велика образная концентрация, что требует не только внимательного прочтения, но и большой работы души. И никогда при этом не исчезает ощущение первородности русского слова…». Лев Александрович отмечает яркую метафоричность, эпитеты, аллитерации, которые делают благовское слово «многокрасочным, стереофоничным».

Тяжёлый, душный день белоголовый.
Ни каплей не пробрызнут облака.
И вымя над травой несёт корова,
Пыль прошивая ниткой молока.

Читаем замечательные воспоминания близкого друга Благова Эриксона Рыбочкина, который написал о том, как точно Благов изобразил жизнь простого сельчанина в военное лихолетье. Э.Рыбочкин приводит также свидетельство московского поэта Виктора Кочеткова, который считал, что Благов точнее всех советских поэтов так самобытно, образно и зримо писал о военном времени в деревне.

Поэт скончался 27 мая 1992 года, похоронен в селе Крестово- Городище Чердаклинского района Ульяновской области. Имя Николая Благова носит Андреевская средняя школа, на которой установлена памятная доска. В Ульяновске на доме по ул. Матросова, №5, где жил и работал поэт, также установлена мемориальная доска. В 2010 году имя Николая Благова присвоено городской библиотеке № 15. В селе Андреевка Чердаклинского района в мае 2009 года состоялся первый Благовский фестиваль. В 2012 году Постановлением Правительства Ульяновской области была учреждена ежегодная поэтическая премия имени Н.Н.Благова. Одна из целей Премии – память о человеке, о замечательном поэте. На сегодняшний день Премия приобрела межрегиональный статус и с момента учреждения её получили уже 17 человек, ульяновцев и наших земляков из Поволжья. 15 января 2015 года в Ульяновском государственном педагогическом университете имени И.Н.Ульянова прошли первые Малые Благовские чтения «Поэт Николай Благов: личность и эпоха».

В своих воспоминаниях Анатолий Жуков, посетив кладбище и могилу поэта, написал: «Неужели это всё, что остаётся, что остаётся от нас на родной земле? И в ответ я будто слышу дружеский, по-волжски окающий голос Благова, рассудительный и спокойный, как всегда:

Не унижайся в укоризне,
Прочти небесно, до конца
И смерть –
Как укрепленье жизни,
Как высший замысел творца.

Ольга Даранова