Вечер памяти Геннадия Дёмина

9 октября в 15-00 во Дворце книги-Ульяновской областной научной библиотеке имени В.И.Ленина состоится встреча, посвящённая 10-летию со дня кончины известного ульяновского журналиста и писателя Геннадия Ивановича Дёмина.

На мероприятии будет представлена выставка книг и публикаций Г.И.Дёмина, состоится чтение фрагментов его произведений, выступления журналистов, писателей, поэтов, родных и друзей.

Для справки:

Дёмин Геннадий Иванович – журналист, прозаик, член Союза писателей и журналистов России.

Как часто, в суете повседневной, при жизни мы не успеваем отдать дань признательности, оценить по заслугам деятельность и творчество талантливого человека. Такое случилось с Геннадием Ивановичем Дёминым.

Геннадий Дёмин родился 22 января 1939г. в Орен­бургской области, с 1943г. жил в Ульяновске. Со своим призванием он определился ещё в пятом классе, когда приехавший из столицы корреспондент Всесоюзной детской газеты «Пионерская правда» отобрал на конкурс сочинений его заметку «Два и пять» и опубликовал её с рисунком на первой полосе. Геннадий увлёкся литературой, много читал, сочинял стихи и прозу. После школы поступил на историко-филологический факультет Ульяновского пединститута, вместе с однокурсниками побывал на целине. Там он вёл дневник, написал в редакцию газеты «Ульяновский комсомолец» очерк о том, «как топили печку кизяком, сидели у костра и пели песни, а утром опять спешили в степь». После серии репортажей он был приглашён на работу в названную газету в качестве корреспондента. Впоследствии был заведующим отделом, ответственным секретарём, редактором областной молодёжной газеты. Здесь в полной мере прояви­лись его отменные организаторские и творческие способности. В газете регулярно печатались литературные страницы, при редакции работал литературный кружок, который в разные годы возглавляли А.С.Бунин и Л.А.Бурдин.

В 1963 году Геннадий Дёмин был принят в члены Союза журналистов. За свою долгую журналистскую жизнь Геннадий Дёмин, кроме «Ульяновского комсомольца», возглавлял редак­цию газеты «Ульяновская неделя», был редактором газеты «Строитель», стоял у истоков возрождающейся отраслевой объединённой газеты «Волжский строитель».

В 1971 году Г. И. Дёмин заочно окончил отделение прозы Литературного института им.Горького. Впоследствии обучался в Академии общественных наук при ЦК КПСС. С июля 1985г. по март 1991г. работал заместителем председателя област­ного комитета по телевидению и радиовещанию. Затем более восьми лет своей жизни отдал работе в пресс-службах Ульяновского облисполкома и администрации области.

В 90-е годы Геннадий Демин дважды избирался председателем областной журналистской организации и регионального отделения Союза писателей России, постоянно заботился о творческом росте молодых литераторов и журналистов.

В годы его руководства областной журналистской организацией был организован и активно действовал клуб ветеранов журналистики. Ветераны-журналисты коллективно посещали спектакли и концерты, принимали участие в работе «круглых столов», семинаров и в других мероприятиях.

С 2006г., со времени основания журнала «Литературный Ульяновск» (гл. ред. Н.А.Полотнянко), занимал пост заместителя главного редактора.

В тоже время Геннадий Дёмин никогда не переставал работать в чисто творческом плане. Он писал многочисленные рецензии, вступления к сборникам и альманахам ульяновских литераторов. Его рассказы и очерки печатались в местных газетах, в коллективных сборниках авторов Поволжья, в журнале «Мономах» и альманахе «Карамзинский сад». Он автор книг «Перекрои судьбину» (2005) и «Отходчивые сердца» (2008), которые высоко оценили собратья по перу и многочисленные читатели. Геннадий Дёмин очень бережно относился к слову, любил своих героев, переживал за них, воспевал красоту средневолжской природы. Он умел очень живо, с юмором, передать сложность характера своих персонажей, саму жизнь со всеми её радостями и трагедиями. Его расссказы получили одобрение таких мастеров слова как Николай Старшинов, Владимир Лидин, Николай Благов и других.

Безусловно, Геннадий Дёмин очень много сделал для развития ульяновской журналистики и литературы. Человек исключительно порядочный и деликатный, он имел счастливый дар притягивать к себе людей неординарных, талантливых, особенно творческую молодежь. Геннадия Ивановича любили и уважали все, кто хоть однажды соприкоснулся с ним как с руководителем, писателем и журналистом.

За добросовестный труд, высокий профессионализм, весомый вклад в раз­витие региональных средств массовой информации Г.И.Дёмин награждён почётными грамотами Гостелерадио СССР и ЦК профсоюза работни­ков культуры, Благодарственным письмом и Почётной грамотой губернатора Ульяновской области.

Геннадий Иванович Дёмин скончался в Ульяновске 10 октября 2010 года.

Лауреату фотоконкурсов газет «Правда» и «Советский спорт», журнала «Огонек» Авксентию Федосеевичу Галагозе, «акулам» пера и начинающим журналистам Г.Демин посвящает свой рассказ-быль, который мы публикуем в сокращении.

Галагоза и киоксёрша

В один из блокнотов Авксентий Галагоза записывал фамилии и адреса всех красавиц города.

«Сеня, — иногда говаривал редактор. – Нужен лесной фотоэтюд. Чтоб на первом плане – девушка с тополиной веткой. Шикарнее самой богини любви!»
И назавтра фотокор «молодежки» приносил этюд, который мешал спокойно работать всем мужчинам редакции.

Три фамилии стояли в блокноте Сени особняком. У первой из трёх избранных была воистину лебединая шея, классически безукоризненный профиль. Если она появлялась в театре, — на сцену никто не смотрел…

У второй были настолько округло-изящные плечи, бюст, такая невообразимая тонкая талия, что само собой напрашивалось старинное слово «стан».

Третья очаровывала своей улыбкой, настолько обезоруживающей, по свидетельству фотокора, что самый злой человек становился перед ней добрейшим парнем.

И еще одна фамилия и один адрес стояли в блокноте Галагозы. На отдельном листке, в красной ажурной рамке. Лариса Петровская, переулок Волжский, 3. По словам Сени, Лариса соединяла в себе достоинства всех трёх красавиц, стоящих в блокноте особняком, плюс – чудные льняные волосы (конечно, не знакомые с гидроперитом), напоминающие Ниагарский водопад…
Никто из корреспондентов не видел Ларисы Петровской. Но вот, однажды, редактор провозгласил:

— В День города мы выпустим сверхяркий, сверхнеобычный, сверхинтересный номер. На всю первую страницу да будет снимок девушки… Ослепительной, солнечной красоты! Чтоб с белозубой улыбкой в миллиард киловатт! Чтоб на берегу Волги, у берёз, с венком из ромашек. Ясно, Сеня?

— Почему же не ясно? – ответил Галагоза. – Только ромашек ещё нет. Денег на тюльпаны выписывайте. Чувствовалось, что пафос редактора оставил его равнодушным. Человек не загорелся энтузиазмом. Человек, так сказать, не проникся ответственностью задачи…

Когда закончилось обсуждение всего номера, редактор приказал фотокору брать машину и действовать.

Сеня крякнул, смутился, замешкался…

-В чем дело? – удивлённо возвысил голос Левин, редактор.

-В том, что я… гм!… Как бы это сказать? Я боюсь! Она, как все красавицы, наверняка капризное создание. Поэтому я требую себе помощников. Один ехать отказываюсь. Категорически…

Редактор не успел и слова молвить, как Вадим и Борис изъявили желание идти добровольцами на это «опаснейшее» из заданий. Все многозначительно хмыкнули. Друзья перемигнулись: «Ну и пусть!» Редактор озабоченно спросил: «Не подведёте газету?» «Даю на отсечение голову!» — не задумываясь отчеканил Борис. «Даю на отсечение правую руку!» — состорожничал Вадька.

В Волжском переулке корреспондентов на оранжевом крыльце деревянного особнячка встретила молодая ещё женщина. Это была мать загадочной Ларисы Петровской. Друзей она потрясла известием, что дочь вместе с отцом — капитаном теплохода ушла в рейс. Дома будет лишь через три дня. Через три дня уже должна была выйти в свет праздничная газета.
Понурый Галагоза и погрустневшие друзья побрели назад.

— Что руку мне отрубит редактор — это пустяки. Что тебе отрубит голову — тем более… Не велика потеря. Но вот что я не познакомился с этой жар-птицей!.. Может, судьба мимо прошла! – сокрушался Вадька. Он даже вытер платком глаза, всхлипнул, чтоб показать, как он расстроен.

Авксентию надоело слушать эти стенания и он свернул к газетному киоску…

Но уже через полминуты, возбуждённый чем-то, он догнал Вадьку с Борисом и, тяжело дыша, молча потянул их назад. Когда дошли до киоска, Сеня приложил палец к губам: «Тсс!»…

— Видите? – он показал на русоволосую киоскершу, что сидела к ним в профиль. И на цыпочках подкрался к окошку. Вадька на всякий случай пошёл в обход киоска – тоже на цыпочках. Киоскерша листала «Огонек». Когда она закрыла журнал и взглянула на покупателя, Вадькины губы, с которых готовы уже были сорваться какие-то слова, вдруг расплылись в широченной улыбке. На него смотрели огромные коричневые глаза.

Пухленькие, чуть отворенные губки, прямой миниатюрный носик, русые завитки, ниспадающие к надбровьям… И эти добрые огромные глаза…

Авксентий, большим пальцем ткнув в бок Бориса, шепнул: «Смекнул, зачем я вас позвал. Фотогеничнейшее лицо, согласен?»

…Шофёру Авксентий велел рулить в волжский порт, там, чуть в сторонке от портальных кранов есть две березки-сестренки (он не только красавиц фиксировал в своём блокноте, но и всё, что могло когда-нибудь пригодиться как составная часть фотошедевра).

У Вадьки неведомо откуда, как у иллюзиониста, появилась пригоршня конфет. Он засыпал их все в подол Травке-Муравке, как безапелляционно стал звать новую знакомую. Шофёру, Авксентию и Борису достал из кармана по одной.

— Ой, спасибо! – обрадовалась конфетам Таня.

Вадька сиял, а про себя думал: «Черт возьми, да она обычная земная девчонка. У неё даже могут болеть зубы. Неужели такие жемчужные зубки могут болеть?.. С-странно!..»

Авксентий заметил, что с Вадькой творится неладное. Таким он его ещё не видел. Вадька острил, как никогда. Он преподносил Тане радужные букеты из шуток, афоризмов, экспромтов. Он превосходил самого себя. А цветистый фейерверк его острот всё разгорался, разгорался… Авксентия это даже стало раздражать, он, честно говоря, всегда привык быть в центре внимания девчат, а тут… И, сделав несколько кадров, Сеня, недовольный, пошёл искать цветы для венка.

— Иди пока окупнись, остынь, — шёпотом посоветовал Борис Вадьке.

— Хочешь послушать, как вода зашипит, когда нырну?

Авксентий давно уже сплёл венок и, поняв, что сам Вадька не остановится, прикрыл ему рот ладонью. Татьяну попросил встать между берёзок.

— Ты уже сделал семь кадров. Тебе все ещё мало?

— Мало. Снимок во всю полосу пойдёт. Понимаешь? Только шедевр имеет право на такую роскошь…

И он ещё и ещё раз щёлкнул затвором аппарата.

Номер, выпущенный ко дню города, был раскуплен в киосках «Союзпечати» до десяти утра. И это – увы! – не столько за счёт сверхинтересности второй, третьей и четвёртой страниц, сколько за счёт сверхяркости первой.

Снимок удался на славу. Татьяна в обнимку с берёзами. Голова её в порыве, будто ветром, была запрокинута к небу, она словно вдыхала и не могла надышаться вкусным волжским воздухом. Глаза улыбались солнцу, а от ног её в синюю синь, в дальнюю даль могуче и полноводно текла Волга. И все это было похоже на признание в любви волжским просторам…

Геннадий ДЁМИН

Мне посчастливилось работать с Геннадием Ивановичем, когда он стоял у истоков возрождающейся отраслевой объединённой газеты «Волжский строитель». Его дружеские и профессиональные советы очень пригодились мне в дальнейшей работе.

Вспоминаю наши беседы об ульяновской журналистике, о поэзии, о России, о последних книгах ульяновских литераторов. А как увлекательно рассказывал Геннадий Иванович о своих встречах с Сергеем Михалковым, Николаем Рубцовым, о знаменитом ульяновском фотокоре Авксентии Галагозе! Все собирался написать об этом книгу воспоминаний… Не успел. 10 октября на 2010 года он ушёл из жизни.

Один из наших современников написал:

Поэты не гибнут,
а гаснут, как солнца,
Лучи их бегут
сквозь столетья и дали,
Полночной порою
к нам свет их несётся,
Который при жизни
они расплескали!

Мне кажется, они в полной мере относятся к Геннадию Ивановичу Дёмину, прекрасному человеку, литератору и журналисту.

Отдавая дань памяти этому замечательному человеку, мы публикуем отрывок из его неоконченной повести «Рождение и смерть» (читать >>>).

«С верой в силу слова» — подборка материалов Г.Демина, журнал «Симбирск» №4 за 2013 год, читать >>>

Александр ЛАЙКОВ