Поэзии венок. 255-летию Н.М.Карамзина

-1-
История России необъятна.
Она как затонувший материк
Из толщи временной и невозвратной
Лишь иногда нам свой являет лик.

В ней – радость человеческого детства,
И горечь от несбывшихся надежд,
И подвиги, и подлые злодейства,
И наши мненья жалкие, невежд.

И мы пред ней, то в ужасе немеем,
То слепнем от сиянья красоты.
И каждого державного злодея
Готовы оправдать и вознести.

И тщимся объяснить себе причины
Распада царств и гибели эпох…
В её бездонной роковой пучине
Сокрыт всех русских промыслов итог.

Все радости земные и все беды,
Исканья правды и дурман идей,
Все смыслы русской жизни, все ответы,
Всё будущее наше скрыто в ней.

Сонм пращуров державных не попустит
Нам позабыть про свой святой исток.
Россия как река вливается всем устьем
В безмерный океан, чьё имя – Бог.

-2-
Печальный русский дворянин,
Почтительно внимавший Канту,
Париж видавший и Берлин,
Знал цену своему таланту.

Он не любил парад и строй,
Полков упругое равненье.
И чувствовал перед собой
Высокое предназначенье.

Россия мощно шла вперёд,
Но было прошлое сокрыто.
Покамест не имел народ
Российский своего Тацита.

Он первым заглянул во тьму
Примеров грозных и печальных,
Бесстрастно пищу дав уму
Для выводов первоначальных.

Когда читал он, не спеша,
Свои рокочущие главы,
Самой Истории душа
Плыла над ним в сиянье славы.

-3-
Век восемнадцатый безбожный,
Паденье нравов и святынь.
И свет масонства мёртвый, ложный
Изведал юный Карамзин.

Попав в объятья Новикова,
Вдохнул мистический туман,
Способный с толку сбить любого,
Но не поддался на обман

Людей учёных, без сомненья,
Но склонных к тайной суете,
Сказав, мол, жаждут просвещенья,
А пребывают в темноте.

Что в нём их дух не обитает,
А тот, что был, давно прокис.
И ум его всегда питает
Обычный русский здравый смысл.

Что он не падок на обновы
И в жизни ценит простоту.
В масонстве видит пустоту,
И в оной духа нет святого.

-4-
Париж жарищею расплавлен.
Гудит Конвент, вскипает спор.
Ещё король не обезглавлен,
Но занесён над ним топор.

И в ожиданье приговора
Пустуют ложи гильотин.
Но о пришествии террора
Догадывался Карамзин.

И пусть французская столица
Шумит, свободою пьяна,
От будущего летописца
Не скрылось, как больна страна.

«Свобода, равенство и братство» –
Слова пустые, мишура.
Когда болеет государство,
То это время топора.

Устои рушатся…
Впервые,
Прозрев грядущие века,
Он угадал судьбу России
Из западного далека.

-5-
История России не погост,
Для русского она живая книга,
Как, спотыкаясь, шёл державный рост
Всего, что есть, от мала до велика.

Он оживил минувших лет теченье,
И мысль свою направил в высоту.
Вся от истоков Русь пришла в движенье,
Ход набирая, от листа к листу.

И оживала под пером бумага,
Чтоб прошлое не стало мёртвым сном.
Не ведая пристрастия и страха,
Поведал нам историк о былом.

От книги к книге мощь державы крепла.
И озаряя миллионы лиц,
Слова вставали из огня и пепла,
Герои поднимались из гробниц.

История России величава,
Как Божий храм, который Карамзин
Возвёл трудом монашеским один,
Чтоб воссияла русская держава.

-6-
Карамзин был божественной пробы,
С Геродотом размахом сравним.
Указал он дороги и тропы
Россиянам к истокам своим.

И помог им не только былое
Обрести, а надеждой горя,
Недостатки державного строя
Он в «Записке…» довёл до царя.

Государь их прочёл и сурово
Начертал на странице ответ:
«На Руси все крамольны обновы,
И они государству во вред».

Годы славные, годы лихие –
Всё на свете имеет свой срок.
И не царь правит грешной Россией,
Ей владеет как вотчиной Бог.

Карамзин был державного роста,
Духом твёрд, но душою раним.
Разговаривать было непросто
Самодержцу российскому с ним.

-7-
Историю страны творит народ
Усилиями сотен поколений.
Но воссоздать её державный взлёт
Способен лишь великий русский гений.

Таким был Карамзин. Ему судьба
Минувшее провидеть даровала.
И музы Клио вечности труба
В его твореньях веще прозвучала.

России славу гений вострубил,
Не отвергая сумрачных преданий.
И предков для потомков воскресил
Во всей красе и мужестве деяний.

Веками сохранялась эта связь…
Но в наши времена растленья духа
С тревогою они глядят на нас,
Чьим делом стали смута и разруха.

Не дотянуться нам ни в чём до них,
Не чтим мы предков мудрые заветы.
Нас обуял отступничества стих:
Оболганы великие победы,

И музы Клио вечности труба
Безмолвствует, коль гласа нет народа.
России поколеблена судьба,
И торжествует пошлая свобода.

-8-
Он память дал всем русским людям,
Но так беспамятен наш век,
Что долго труд его под спудом
В хранилищах библиотек
Лежал, сокрытый от потомков,
В подвальных сумрачных потёмках.

Он обвинён был веком новым
В пособничестве крепостникам.
Но арестованное слово
Из полутьмы светило нам.
И глубина времён державы
Нам открывалась в блеске славы.

Всё было в прошлом, но основа
России правдой скреплена.
И до сих пор не меркнет Слово
Историка Карамзина.

-9-
Листвы опадающей трепет.
И клик журавлей на лету.
Минувшего шелест и лепет
Слышны в Карамзинском саду.

Здесь русское прошлое живо
Со мной обо всём говорит.
И муза истории Клио
Над глыбой гранита парит,

Читая России скрижали
Понятным простым языком,
Про то, что нашли, потеряли
Мы все на пути роковом.

Начала сокрыты во мраке,
И знают о них лишь одни
Созвездий сияющих знаки,
Болот колдовские огни,

Да ворон угрюмо молчащий
На древнем могучем дубу.
И лешие в сумрачной чаще
Пророчат России судьбу.

Еще не рассеялся морок
Преданий, когда Карамзин,
Бесстрашный поэт и историк,
Решился дойти до глубин,

Из коих взошло государство,
И крепи его, и столпы —
До гибели Русского царства
От Смуты и козней судьбы.

До горькой кручины народной –
Паденья державных стропил
Довёл он свой труд благородный
И в Боге смиренно почил.

Листвы опадающей трепет.
И клик журавлей на лету.
Минувшего шелест и лепет
Слышны в Карамзинском саду.