Юбилей

ЛИДОЛИЯ НИКИТИНА:
«МИНИАТЮРЫ САМИ ВЫБРАЛИ МЕНЯ…»

«Мне хочется взрывом эмоций, такую познать беспредельность, 
Чтоб чувством своим и словом осмыслить понятие –  ВЕЧНОСТЬ!»

Л. Никитина

Лидолия Никитина

Не я выбрала миниатюру, скорее, миниатюры сами выбрали меня, — неоднократно заявляла в своих интервью известный ульяновский писатель Лидолия Никитина. Её имя хорошо известно не только в России, но и за рубежом. Лидолия Константиновна – член Союза писателей России, лауреат десятка литературных премий, в том числе очень престижной – «Филантроп», обладатель Знака Почёта Ульяновской области «За веру и добродетель».

Из-под пера Лидолии Никитиной вышли сотни произведений, переведенные на 17 языков мира. Её любимый жанр – миниатюра, в которых она скурпулёзно оттачивала каждую строчку. А ещё Лидолия Константиновна прекрасно играла в шахматы, была чемпионкой целой республики – Узбекистана!

В этом году Лидолия Константиновна Никитина отмечает своё 80-тие. Ульяновская региональное отделение Союза писателей России поздравляет писателя с замечательным юбилеем, желает здоровья и оптимизма, внимательных читателей, новых искромётных строк и творческого долголетия!

Возраст зрелости

– Спасибо большое!- ответила Лидолия Константиновна. — Спасибо, что собратья по перу обратили внимание на моё творчество и поздравили с юбилеем.

А возраст… Я сейчас перешла такую грань, когда своим возрастом надо гордиться. Гордиться в том плане, что – спасибо Господу, что он дал мне дожить до 80 лет, а самое главное – не лишил способности писать, быть кому-то полезной и интересной!

Да что такое 80 лет? Всего лишь 4 по 20! Прекрасный возраст для творчества, когда вместе со страной пережиты грандиозные события, когда накоплен огромный опыт писательского труда, когда начинаешь дорожить каждым прожитым днём и словом. Помните, в Евангелие: «Вначале было Слово…?»

Корни родословной

Бабушка Лидолии Никитиной по матери родилась в 1899-м году в Саратове. Она была родом из поволжских немцев, из очень бедной семьи, в которой росло шестеро детей. Её отец работал сцепщиком на железной дороге, мать – прачкой. — Когда бабушке было всего два года,- рассказывала Лидолия Константиновна, — случилась трагедия. Отец на глазах у саратовского губернатора Вакулова и его жены попал под паровоз и погиб. На губернаторскую чету это произвело очень сильное впечатление. Узнав, что сиротами остались шестеро малолетних детей, они удочерили самого младшего ребёнка – мою бабушку… Но она об этом не знала, её воспитывали как родную. Поэтому моя бабушка была очень образованной женщиной, имела хорошие светские манеры, знала несколько языков, закончила Бестужевские женские курсы в Казани.

И здесь встретила дедушку – выпускника юридического факультета Казанского императорского университета… Он происходил из знатной семьи, его отец был потомственным дворянином, царским генералом медицинской службы. В Казани бабушка с дедушкой и поженились. Бабушке в тот момент было всего 16 лет…

После университета молодого юриста направили служить мировым судьёй ко двору эмира в Бухару. Там, в апреле 1917-го в городке Ура-Тюбе родилась мать будущего писателя. Она была художницей, обожала японское искусство, старинные ткани. А сама разрабатывала рисунки для продукции Ташкентского текстильного комбината. К сожалению, она прожила всего 36 лет…

Отец Лидолии происходил из семьи зажиточных крестьян, из-под городка Старая Русса. У них имелось большое хозяйство: несколько гектаров земли с десятком коров, свой кондитерский магазинчик.

Но земледелие, как вспоминает Лидолия Константиновна, отца не прельщало. Его с детства манили звёзды – он стал астрономом. Почти всю жизнь проработал в Душанбе в астрономической обсерватории, расположенной высоко в горах – на Памире, открыл даже пять комет, одной из которых дал свою фамилию!

Родители будущего писателя познакомились и поженились в Ташкенте. Там, 23 сентября 1941 года, родилась Лидолия, а уже через три дня её отца забрали на фронт. Перед отправкой в часть он прямо с рюкзаком пришёл под окна роддома попрощаться. Жена передала ему записку, в которой написала: «Родила дочь — японку. Глаза как у красавиц Утамаро».

— И вот с этой запиской, — поясняет Лидолия Константиновна,- отец воевал на семи фронтах, прошёл всю войну и закончил её… в Японии! А меня так и называли все детства японкой.

Голодные годы

Хотя и говорят, что Ташкент – город хлебный, но в то грозовое время семье Никитиных жилось очень трудно.

— Вскоре после начала войны из-за голода, вспоминает Лидолия Константиновна, — мама заболела авитаминозом (пилагрой) и слегла на несколько месяцев в постель, а воспитывала меня бабушка… Я очень хорошо помню: ночь, холод, мы с бабушкой стоим в бесконечной очереди, чтобы отоварить хлебные карточки. Мне – малышке, на ладони писали цифры – порядковый номер, под которым мы с бабушкой стояли в огромной толпе. Однажды карточки у нас украли, и мама из-за этой беды чуть было не бросилась под поезд… Всё время хотелось есть. Однажды ночью я захныкала и стала просить хлеб. Бабушка мудро ответила, что ночью не едят, а спят! Белый хлеб и мясо до окончания войны я даже не знала на вкус…

Родители хотели назвать малышку Лидией в честь своей мамы, если родится девочка. Ну, а если мальчик – в честь брата – Олегом, от которого не было никаких известий. Он воевал в Бресте, городе, который первым принял подлый фашистский удар. Тогда-то мама новорожденной девочки и придумала: «Давайте вставим в «Лидию» кусочек от «Олега». Если дочь выживет и переживёт войну, то и Олег живым вернётся с фронта! Свою дочь и своего брата я связываю воедино!».

Так и родилось имя Лидолия. Она выжила, а дядя — танкист израненный, но живой дошёл до Берлина, женился, вырастил двух детей, но не дожил и до 60 лет.

Шахматы

Когда я был у Лидолии Контантиновны дома, то обратил внимание на красивые и аккуратно раставленные на шахматной доске фигуры. Я очень люблю древнюю и мудрую игру «Шахматы», когда-то сам играл на уровне первого разряда. Говорю об этом потому, что первые творческие достижения у Лидолии были именно в шахматах!

В детстве у будущей писательницы не было никаких игрушек. Их заменили шахматные фигурки. Сначала девочка строила «огород», играла с ними, как с куклами… Её мама была шахматисткой, имела третий спортивный разряд. Она научила дочку играть в шахматы. В доме были шахматные книги с портретами великих шахматистов, мать с дочкой разбирали их партии. В результате Лидолия стала обыгрывать в шахматы свою маму и, вообще, всех на улице – и детей, и взрослых. Но однажды, наверное, чтобы дочь сильно не зазнавалась, мама отвезла её к дедушке. И тот, что называется, «без вариантов» обставил свою внучку.

«Проигрыш стал для меня настоящей трагедией, — вспоминала Лидолия Никитина. — Я ревела почти сутки и… бросила шахматы, хотя могла часами наблюдать за шахматистами, подсказывать, разбирать только что сыгранную партию, но сама за шахматную доску садиться категорически отказывалась.»

Как-то под Новый год девочка пришла на ёлку в ташкентский Дворец пионеров, а там чемпионка мира по шахматам среди женщин Елизавета Быкова давала сеанс одновременной игры. Лидолия похвасталась перед одноклассниками, что тоже умеет играть в шахматы. Они не поверили, ведь девочка не играла целых пять лет! А ей, как будто возжа под хвост попала: «Ах, так!»… Нашла тренера из шахматной секции Дворца пионеров и сказала ему, что она дочь Галины Владимировой, которую он в молодости тренировал, этим и убедила его посадить за доску против Быковой в сеансе одновременной игры на 25 досках. Лидолия стала единственной, кто выиграл у чемпионки мира!

Елизавета Быкова подарила девочке свою шахматную книгу с автографом: «Лидочке Никитиной за победу в сеансе одновременной игры на 25 досках». С этого времени Лидолия Константиновна стала серьёзно заниматься шахматами, а дружба с Елизаветой Быковой продолжалась до самой её смерти.

Лидолия Никитина участвовала в республиканских и всесоюзных шахматных соревнованиях, была четырёхкратной чемпионкой Узбекистана среди девушек. Играла на спартакиаде народов СССР в 1959 году.

— Шахматы развивают память,- утверждает Лидолия Никитина, — учат логически мыслить, выделять главное, дисциплинируют, требуют умения самостоятельно ставить задачи и их решать, стимулируют развитие фантазии…

Во многом благодаря шахматам девушка и поступила на филологический факультет Ташкентского университета.

— Ещё в школе, участвуя в соревнованиях, — рассказывала Лидолия,- я обзавелась множеством друзей — шахматистов по всей стране: Молдавия, Эстония, Литва, Грузия… В юности всё интересно, случалось немало своеобразных эпистолярных романов, учиться было некогда, по 5 – 6 писем приходило в день! И я добросовестно на них отвечала. И тогда заметила, что, если в письмах я начинала фантазировать, они у меня получались интересные, с фантазией и достаточно содержательные, на которые обязательно приходили ответы. Наверное, именно тогда, ещё неосознанно, я сделала первые шаги к литературному творчеству.

Однако приобщение к литературе невозможно без любви к книге, к чтению…

Бабушка Лидолии научила её читать очень рано. В школе девочка зачитывалась Александром Пушкиным, сказками братьев Гримм, Аркадием Гайдаром, Константином Симоновым, Михаилом Пришвиным… И, взрослея, Лидолия Никитина поняла, что притяжение магнитного поля литературы для неё к двадцати годам стало намного привлекательнее шахматного.
— Однажды один молодой человек подарил мне пластмассовую коробочку с духами «Снежинка», — рассказывала Лидолия Константиновна. — И на меня этот подарок произвёл потрясающее впечатление! И той же ночью – бабушка не разрешала включать свет – я открыла в темноте какую-то книгу и на её обложке что-то написала. Спустя некоторое время нашла эту книгу под кроватью, прочитала каракули: к моему удивлению они оказались совершенно готовой миниатюрой, которую я назвала «Снежинка». Вскоре эта вещица была опубликована в газете Ташкентского политехнического института «За индустриальные кадры». Именно там появились мои первые публикации.

Написав с десяток миниатюр, почувствовала огромное желание поговорить о своих литературных опытах с человеком, знающим толк в литературе. И такой человек нашёлся. Им стала Татьяна Сергеевна Есенина! Татьяна Сергеевна дружила с моей мамой и тоже была очень хорошей шахматисткой.

Дочь Есенина

Татьяна Сергеевна Есенина очень тяжело переживала трагическую гибель отца. А, когда за смертью её отчима Мейерхольда последовала зверская расправа над её матерью, актрисой Зинаидой Райх, они вместе со старшим братом Константином сбежали из Москвы к каким-то дальним ташкентским родственником, подальше от эпицентра трагедии… Татьяна Сергеевна была очень похожа на отца по «масти» – с такими же лёгкими светлыми вьющимися волосами. А её сын Сергей, вообще, – вылитая копия Сергея Есенина. Но его судьба не сложилась и к середине 90-х годов он стал бомжом, кочующим по московским подвалам… Но друзья Татьяны Сергеевны и многие люди, любившие творчество великого поэта, в конце концов, помогли его внуку получить квартиру в столице.

Татьяна Есенина в период дружбы с Лидолией Никитиной работала в республиканской газете «Правда востока» в строительном отделе.

— Я думала, что умру от волнения, — делилась своими впечатлениями Лидолия, — когда читала ей в рабочем кабинете свои первые творения, сердце выпрыгивало из груди… Татьяна Сергеевна – очень деликатная женщина, не сказала мне ни единого слова критики, только спросила: «Лидолия, ты читала «Матрёнин двор» Солженицына? А «Один день Ивана Денисовича»?» Так у меня в записной книжке появились номера «Нового мира», написанные её рукой.

Татьяна Сергеевна предложила поработать внештатным сотрудником её отдела и сказала, что, если я научусь писать хорошие статьи, то лишь тогда смогу стать хорошим писателем.

«А если будешь сидеть, что-то выдумывать и высасывать из пальца сюжеты, – подчеркнула она, – ты никогда не станешь настоящим писателем. Нужно изучать жизнь, производство, мучиться, бывать среди людей…».

Получается прямо по Александру Куприну, который обращаясь к молодым литераторам, писал: «А главное – работай, живя. Ты – репортёр жизни. Иди в похоронное бюро, поступи факельщиком, переживи с рыбаками шторм на оторвавшейся льдине, суйся решительно всюду, броди, побывай рыбой, женщиной, роди, если можешь, влезь в самую гущу жизни…».

Но сначала Лидолии Никитиной было совсем не до творчества. После окончания университета ей пришлось пойти работать в детский сад. У неё был маленький ребёнок, а она развелась с мужем. Умерла бабушка, так что Лидолия осталась совсем одна… Спустя год её пригласили в многотиражку Ташкентского текстильного комбината «Голос текстильщика». В ней вскоре была напечатана первая большая публикация миниатюр Лидолии Никитиной.

Впоследствии, по просьбе руководства, она создала музей истории текстильного комбината, стала его директором. Потом к 50-летию предприятия, на основе исторических документов, написала книгу о комбинате «Здесь наша судьба». В общей сложности на этом флагмане текстильной промышленности Узбекистана Лидолия Никитина проработала 10 лет.

Потом её пригласили на Узбекское республиканское радио. Начинала с «Пионерской зорьки» и «дослужилась» до должности старшего редактора детско-юношеских передач.

— В редакции сложилась прекрасная творческая атмосфера, — рассказывала Лидолия Константиновна, — каждый что-то творил… Здесь я познакомилась с постоянным автором «Детского поэтического альбома» писателем и поэтом Николай Бондаренко. Он помог мне выпустить первую книгу: «Два шага, чтобы встретиться».

Назад – в прошлое

Писатели в СССР относились к категории очень уважаемых людей. В Союз писателей попасть было очень трудно. Отбор был чрезвычайно жёсткий. Преимущество при приёме отдавалось членам КПСС.

За издание книги писатели получали вполне приличный гонорар. Например, за одну из своих первых книг «Зелёные яблоки», при месячной зарплате в 120 рублей, Лидолия Никитина получила 3,5 тысячи. Гонорар платили за все публикации в любых газетах и журналах. Плюс к этому через Бюро пропаганды члены Союза писателей получали оплату за каждое своё выступление, будь оно в школе или в солдатской казарме.

Писателям в первую очередь предоставляли квартиры с дополнительной жилой площадью, их отправляли в творческие командировки. Лидолия Никитина по такой творческой командировке ездила в Красноярск, где познакомилась с Виктором Астафьевым. Он не забыл молодого писателя и прислал Лидолии Никитиной в Ташкент свою только что вышедшую книгу «Всему свой час» с автографом.

Через Литературный фонд писателям оплачивали больничный лист, ежегодно за 30-процентную стоимость выделяли путёвки в лучшие курорты и в санатории страны. Лидолия Никитина путешествовала по Золотому кольцу России. Под Москвой, в Переделкино, существовал Дом творчества писателей. В него съезжались не только молодые, но и знаменитые писатели, завязывались творческие контакты, появлялись друзья, что способствовало активной творческой деятельности писателей и поэтов.

Ульяновск

Лидолия Никитина была хорошим журналистом, получала почётные грамоты и личные благодарности от председателя Государственного комитета по телевидению и радиовещанию СССР Сергея Георгиевича Лапина. Её постоянно поощряли различными путёвками, она дважды плавала по Волге по туристическому маршруту «Москва-Астрахань-Москва». Во время больших остановок бывала в Ульяновске, с благоговением знакомилась с ленинскими местами, музеями.

— Как-то раз, — вспоминала Лидолия Никитина, — я присела на скамейку в замечательном парке на Венце, напротив филармонии… В Ташкенте – за плюс 40, а здесь тень, траву скосили, фонтан, прохладой дышит великолепная Волга. Я подумала: «Боже мой! Какой прекрасный город! Как я хочу в нём жить!»

Эти слова, вернувшись в каюту, записала в дневник, а через 10 лет они оказались пророческими!

Большие подборки миниатюр Лидолии Никитиной три раза в 1982 году и позже были напечатаны в журнале «Советская женщина», который тогда выходил на 17 языках мира. Для того времени многократная публикация миниатюр незнакомой писательницы из Узбекистана была нонсенсом, который, конечно же, не остался незамеченным.

Вот и жена первого секретаря Ульяновского обкома КПСС Геннадия Колбина, любившая «Советскую женщину», обратила внимание на оригинальную публикацию. Она-то между делом сказала кому-то из обкома: «Интересный жанр, я ничего подобного прежде не читала! Вот бы к нам в область её пригласить». Местные чиновники тут же нашли адрес Лидолии Никитиной и прислали официальное письмо: «Приглашаем Вас на родину Ленина для усиления писательской организации». Пообещали квартиру в центре города, достойную работу, публикацию книг…

Видимо, Геннадий Васильевич Колбин прекрасно понимал, что культурный город – это не только заводы, фабрики и торговые центры… Это и музеи, театры, кино, кафе и книжные магазины. Он даже хотел создать в Ульяновске театр оперы и балета! В таком городе обязательно должны жить и творить писатели и поэты!

В Ульяновск переехали Людмила Бурлакова, Валерий Гордеев, Николай Бондареноко. Печально, что Людмила и Валерий так рано ушли от нас… А Николай женился на ленинградке, переехал в город на Неве. Талантливые и неординарные личности, они внесли свежую струю в творческую деятельность ульяновской писательской организации, очень плодотворно поработали с литературной молодёжью. С Людмилы Алексеевны, по сути, и начинался всем известный альманах «Карамзинский сад».

А у Лидолии Никитиной в это время женился сын, родилась внучка… Безалаберная молодёжь целый день с гитарой, телевизором и застольем, а талантливый писатель превратилась в рабыню – пеленки, уборка. Какое уж тут творчество?! Она даже хотела искать отдельную квартиру. К тому же Ташкент постоянно трясло, люди стали жутко бояться землетрясений. А тут, как раз, пришло названное приглашение. Так что переезд в Ульяновск Лидолии дался довольно легко. Произошло это в 1986-м году.

Радости и горечи

С той поры много воды утекло, произошло немало радостных и драматических событий в жизни страны и Ульяновска. Здесь талант Лидолии Никитиной раскрылся во всей многогранности. Из-под её пера, наряду с излюбленным жанром автора – миниатюрами, выходят в печать книги рассказов «Портреты женщин в интерьере жизни», «Еще бы немного любви», «Когда падала звезда» — современные мистические новеллы, стихи (пять сборников), сказки для молодежи – «Вершина и Бугорок», рассказы и миниатюры о Великой Отечественной войне. По этой книге в Областной ульяновской филармонии ставитс литературно-музыкальная композиции, посвященная 70-летию Великой нашей Победы (21 июня 2015 год).

В 1997 году Лидолия Никитина вошла в состав российской делегации на Всемирную конференцию «По вопросам западной литературы накануне 21-го века» в Вашингтоне. За притчевый лаконичный язык и за светлое, позитивное содержание трилогия: «Юности счастливые мгновения» (1990), «Быть женщиной» (1991) и «Еще бы немного любви» (1992),- она получила высокую оценку. Миниатюры Л.К.Никитиной были опубликованы в вышедшем на немецком языке сборнике «Лучшая женская проза планеты».

За книгу «Под защитой белых хризантем» (1999) Л.К.Никитина была удостоена премии «Аванмарт парни». В 2000 г. стала лауреатом Всероссийского литературного конкурса «Проза – детям».

Кроме того, с 1989 года, более 10-ти лет, Лидолия Никитина вела занятия в созданной ею литературной студии «Лидолия», делясь с молодыми начинающими писателями богатым творческим опытом.

Однако после 1991-го вместе с великой страной, по сути, умерла её многонациональная писательская организация.

Все льготы перестали существовать, и, если писатель сегодня хочет напечататься, он должен платить свои деньги. Или «прогибаться» перед власть имущими, или просто богатыми людьми, искать спонсоров. В литературу, в том числе при посредстве интернета, хлынули бездарности, графоманы. Но больше всего меня, как и Лидолию Константиновну, тревожит, что литературу заполонила безнравственность и бездуховность.

Конечно, хорошо, что в Ульяновске есть свой литературный журнал «Симбирскъ», который поддерживал бывший губернатор Сергей Иванович Морозов.

Однако с газетных полос, за редким исключением, исчезли «Литературные полосы». Меценаты и спонсоры в Ульяновске отвернулись от литературы. За последние пять лет Лидолия Никитина выпустила семь книг. И все за свои средства… Другого пути быть напечатанной она просто не нашла.

А что мешает ульяновской власти предусмотреть средства для регулярного выпуска книг местных писателей и поэтов? Ну, хотя бы по двум-трём позициям в год, как это практикуется во многих регионах страны? Невеликие расходы, на мой взгляд, для «самого читающего региона России».

Борис Аржанцев

– Судьба подарила мне встречу с удивительным человеком – Борисом Васильевичем Аржанцевым – в 1992 году, — делилась сокровенным Лидолия Никитина. — Мы познакомились на Гончаровском празднике, на котором присутствовали японские представители, в том числе профессора. Я, конечно, знала, что Аржанцев известный краевед, поэтому попросила его передать японцам мои книги. Потом я пригласила Бориса Васильевича пообедать, а он меня – на какое-то краеведческое собрание… И как-то так получилось, что Аржанцев довольно скоро переехал ко мне в однокомнатную квартиру со всеми своими чемоданами с рукописями и историческими книгами… Вскоре мы поженились.

Мы прожили с Борисом Васильевичем до его смерти около шестнадцати лет, относились друг к другу с большим уважением. У Бориса оказался непростой характер, он был человеком принципиальным, упрямым, с ним трудно было спорить – легче подчиняться. Супруг был освобождён от бытовой суеты, пользовался всеми правами свободного и независимого творческого человека. А я, в общем-то, по духу «восточная женщина», старалась совмещать свою писательскую деятельность с сохранением домашнего очага.

После объединения наших однокомнатных квартир и судеб, жизнь наполнилась новым смыслом, творческими поисками, созданием уникальных исследований и книг об истории архитектуры Симбирска, о родословных симбирских городов и населённых пунктов.

С Борисом Васильевичем Аржанцевым я был знаком, дружил и публиковал его заметки ещё в газете «Волжский строитель». А, когда бывший главный инженер Главульяновскстроя, заслуженный строитель России, лауреат Государственной премии Геннадий Васильевич Анциферов писал свою фундаментальную книгу «Строители на просторах Симбирского — Ульяновского края», которую я редактировал, он пользовался материалами Бориса Аржанцева. Конечно же, со ссылкой на первоисточник.

Борис Аржанцев был Почётным гражданином Ульяновска, Почётным профессором УлГУ, где успешно преподавал на кафедре культурологии. Его любила молодёжь, потому что он являлся истинным генератором идей, многие из которых его ученики уже воплотили в жизнь.

В 2007 году Борис Аржанцев умер от рака.

После его смерти Лидолия Никитина принялась за написание «Семейной хроники», отразившей самый плодотворный и самый трагический этап в жизни Бориса Аржанцева – последнее десятилетие его жизни. Ей удалось собрать немало воспоминаний современников о нём, поместить в книгу много фотографий, рисунков, а также высказываний этой неординарной личности.

Фонд, носящий имя Бориса Аржанцева, возглавляемый его другом и подвижником Виктором Ивановичем Сахаровым, заплатив 200 тысяч рублей только за типографские услуги, выпустил этот уникальный сборник, который назван «ПО ГОРЯЧИМ СЛЕДАМ ПАМЯТИ».

Болезнь и смерть супруга подорвали здоровье Лидолии Никитиной. Спустя два года после кончины мужа с ней случился инсульт. Парализовало левую половину тела. Два года училась заново ходить и хоть что-то делать парализованной левой рукой.

Но болезнь не лишила писателя интереса к жизни и собственному творчеству. За последовавшие после инсульта годы на средства, взятые в долг, в кредит, полученные от продажи ценных вещей, она выпустила несколько новых книг. Это и стихи о любви – «РОДИЛАСЬ НА ЗЕМЛЕ ДЕВОЧКА», и сборник современных мистических новелл «КОГДА ПАДАЛА ЗВЕЗДА», и «ЦЕНА БУДУЩЕГО» о Великой Отечественной войне.

А в 2013 году увидели свет современные сказки и миниатюры о любви «ВЕРШИНА И БУГОРОК», годом позже выпустила милую книжечку стихов для женщин: «ЦВЕТЫ НАЧАЛА ЛИСТОПАДА», потом книгу рассказов для молодёжи – «ПОЗНАВАЯ ЖИЗНЬ».

Яблоки осеннего сада

Лидолия Никитина

В 1985 году в Ташкентском издательстве литературы и искусства имени Гафура Гуляма была выпущена третья книга миниатюр Лидолии Никитиной под названием «ЗЕЛЕНЫЕ ЯБЛОКИ». Уже тогда у писателя зародилась весьма тщеславная мечта – завершить по прошествии отпущенных ей Богом лет работу в жанре миниатюр особо значимой для неё книгой. В неё она намеревалась включить самые лучшие миниатюры, которые удастся к этому времени создать. Тогда-то и было придумано название – «СПЕЛЫХ ЯБЛОК ДОЖДЬ ЗОЛОТОЙ».

В прошлом году у писателя вышла ещё одна книга с символичным названием «Разрешите подарить цветы». Это к своему юбилею…

— Я всю жизнь писала новеллы, сказки, эссе и даже стихи, — завершила наш разговор Лидолия Константиновна Никитина, — но любимым жанром всегда оставалась миниатюра. Этот жанр – очень трудный, в чём-то похожий на японскую поэзию, отрешённый от суетного и сиюминутного, своего рода квинтэссенция моих раздумий о сути бытия на земле.

Не я выбрала миниатюру, скорее миниатюры меня выбрали сами. Но я, так мне сейчас кажется, собрала ещё не все плоды из своего осеннего сада…

Безусловно! С этим можно только согласиться и пожелать Лидолии Константиновне здоровья, творческих дерзаний, внимания преданных друзей и читателей! Ведь без читателей нет писателя, нет самой литературы.

Александр ЛАЙКОВ