20 мая Россия отметила День Волги!

Этот день был инициирован для привлечения внимания к экологическим проблемам одной из крупнейших рек мира, спасению, восстановлению реки, — гордости Поволжья и России.

А для поэтов и прозаиков Волга — символ России, родины, могущества, вольности.

Для Симбирска -Ульяновска это особенный день. Мы многонациональный регион, и Волга проникновенно и гордо звучит на разных языках : русском, татарском, чувашском, мордовском, питает и омывает своей целебной волной.

Сколько песен и стихов сложено о Волге творцами прошлого, сколько написано нашими современниками.

И Стенька Разин здесь по Волге гулял, и взгляд Пушкина был обращен на высокий волжский берег, и бурлацкие песни звучали до последних сполохов заката.

Муза Карамзина, Гончарова, Языкова, Садовникова, Минаева и многих русских писателей была вдохновлена Волгой!

Евгений Евтушенко

Волга

Мы русские. Мы дети Волги.
Для нас значения полны
ее медлительные волны,
тяжелые, как валуны.

Любовь России к ней нетленна.
К ней тянутся душою всей
Кубань и Днепр, Нева и Лена,
и Ангара, и Енисей.

Люблю ее всю в пятнах света,
всю в окаймленье ивняка…
Но Волга Для России — это
гораздо больше, чем река.

А что она — рассказ не краток.
Как бы связуя времена,
она — и Разин, и Некрасов,
и Ленин — это все она.

Я верен Волге и России —
надежде страждущей земли.
Меня в большой семье растили,
меня кормили, как могли.

В час невеселый и веселый
пусть так живу я и пою,
как будто на горе высокой
я перед Волгою стою.

Я буду драться, ошибаться,
не зная жалкого стыда.
Я буду больно ушибаться,
но не расплачусь никогда.

И жить мне молодо и звонко,
и вечно мне шуметь и цвесть,
покуда есть на свете Волга,
покуда ты, Россия, есть.
1958

 

Анатолий Шутый

Течет река вчера и нынче,
И завтра будет также течь,
И будет слышать гомон птичий,
И чей-то смех, и чью-то речь…

Река течет, но камни стары –
Я поднял их сейчас рукой.
По ним, возможно, динозавры
Ходили давнею порой.

Тысячелетия и войны –
Все, что легли в песок ничком, –
Река и этот берег помнят,
Но всех встречают тут молчком.

Леплю я глину, будто тесто…
А завтра кто-нибудь другой
Придет сюда, на это место
И камень подберет рукой,

О динозаврах тоже вспомнит,
О том, кто до него ходил,
Но будет берегом не понят,
И он останется один.

Потом уедет, и другие,
Наверно, то же повторят…
Лишь облака тут кучевые
Между собою говорят.

Через столетье будет то же:
Река и небо надо всем,
Но берег станет чуть положе –
Он рушится, хотя и нем.

Река уносит отраженье
Меня,.. того, что здесь со мной…
И всё покой – покой в движенье.
Я чужд ему, и он не мой.