Честь имею!

Магомед Ахмедович Ахмедов

В минувший понедельник, 22 июля 2019 года, в Ульяновске и у нас в гостях побывал известный поэт, переводчик, критик и публицист, Народный поэт Дагестана, Председатель СПР этой республики Магомед Ахмедович Ахмедов.

Он пишет на аварском и на русском языках, является лауреатом многих литературных премий, в том числе за поэтическую книгу «Тайный час» — Большой литературной премии России за 2006 год, одной из самых престижных в современной российской литературе. В 2008 году за поэтическую трилогию «Тайный час», «Седина», «Молитва и Песня» М.Ахмедову была присуждена главная литературная премия Международного фонда Расула Гамзатова, а в 2009 году — Государственная премия Республики Дагестан в области литературы за книгу «Классические звезды».

Магомед Ахмедов родился 13 ноября 1955 года в селении Гонода Гунибского района Дагестанской АССР. После окончания Гонодинской средней школы поступил в Литературный институт им. М.Горького в Москве (поэтический семинар Ал.Михайлова) и в 1979 году окончил его с отличием.

После окончания института работал редактором в Дагестанском книжном издательстве, оргсекретарем Правления Союза писателей Дагестана, ответсекретарем литературных журналов, секретарем Союза писателей Республики Дагестан, руководителем секции аварских писателей СП РД, главным редактором региональной газеты «Праведная мысль».

В январе 2004 года избран Председателем Правления Союза писателей Республики Дагестан.

М.Ахмедов — член Союза писателей СССР с 1984 года. Первые произведения поэта были напечатаны в 70-е годы ХХ века на страницах Гунибской районной газеты «Новый свет», в аварской республиканской газете «Красное знамя», альманахе «Дружба», позже – в Москве, в коллективных сборниках «Молодые голоса» и «Тверской бульвар, 25».

Первая книга стихов Магомеда Ахмедова «Ночные письма» вышла в 1979 году в Дагестанском книжном издательстве на аварском языке. Стихи Магомеда Ахмедовича на русский язык переводили такие известные русские поэты и переводчики, как Юрий Кузнецов, Станислав Куняев, Сергей Васильев, Евгений Семичев, Александр Еременко и другие.

В центре многих произведений М.Ахмедова – размышления о судьбе творческой, духовно одарённой личности в современном мире. Поэт глубоко переживает разрыв духовных и нравственных связей, стремится к гармонии земного существования. Стих Магомеда Ахмедова романтичен и взволнован, публицистически заострён.

О стихах М.Ахмедова высоко отзывались Расул Гамзатов, Лев Озеров, Валентин Распутин, Александр Михайлов, Вадим Дементьев и многие другие российские писатели.

Магомедом Ахмедовым переведены на аварский язык произведения А.Пушкина, А.Блока, В.Соколова, Н.Рубцова, Ю.Кузнецова, О.Чухонцева и многих других современных русских и дагестанских поэтов. Он создал литературные портреты выдающихся русских и дагестанских писателей от Пушкина до Батырая, которые вошли в его книгу «Размышления о классиках». В последние годы М.Ахмедов перевёл на аварский язык и подготовил к изданию стихи и поэму «Черный человек» Сергея Есенина и книгу Николая Рубцова «Зеленые цветы».

На XIII съезде Союза писателей России, проходившем в Москве в апреле этого года, Магомед Ахмедов был избран сопредседателем Правления Союза писателей России и переизбран членом Правления и Секретарём Союза писателей России.

* * *
О. Чиладзе
«Честь имею» — два коротких слова —
Выбросил из лексики мой век…
Пистолет заряжен. Все готово.
И шагнул к барьеру человек…

А теперь уладится иначе:
На столе бутылка коньяка…
Что нам до мальчишеских чудачеств
Дуэлянтов энского полка.

Пересохло русло Чёрной речки,
От тумана горы не видать.
Будет жить без этих слов нам легче,
Но труднее будет умирать.

Что же делать? Время продиктует
Новые удобные слова.
С Чёрной речки чёрный ветер дует,
Как Машук, седеет голова.

Недруга приближу, брошу друга,
Нелюбимой в чувствах объяснюсь.
Не боюсь замкнувшегося круга —
Лексикона нового боюсь.

И, как юный прапорщик,бледнея
От насмешки тайного врага,
Закричу однажды: «Честь имею», —
Перепутав годы и века.

1975 г. Перевод с аварского Марины АХМЕДОВОЙ-КОЛЮБАКИНОЙ

Это стихотворение Магомет Ахмедов прочитал во время творческой встречи в нашей штаб-квартире. В свою очередь Илья Таранов и Александр Лайков прочитали свои стихи и вместе с поэтом совершили прогулку по Новому Венцу и в Карамзинский сквер. Здесь Илья Александрович кратко рассказал об истории создания памятника Николаю Карамзину и прочитал отрывок из своего стихотворения, посвящённого Музе истории Клио.

Затем уважаемого гостя вместе с супругой сопроводили в аэропорт имени Николая Михайловича Карамзина.

В ВИП-зале продолжили беседу, попили кофе.

Здесь мы неожиданно увидели наш замечательный журнал «Симбирскъ», о котором гостю рассказал один из его создателей Александр Лайков. Магомед Ахметович с удовольствием просмотрел журнал и сказал, что многих из представленных на его страницах авторов он знает. А редактор издания Елена Кувшинникова сообщила, что у Элеоноры Ильиничны Денисовой есть замечательный рассказ «Мой Дагестан». Автор в своё время работала диктором дагестанского ТВ и была лично знакома с Рассулом Гамзатовым, которого наш гость считает своим учителем.

На прощанье Магомед Ахмедов обратился с видеообращением к ульяновским писателям и поэтам:

назвал Илью Таранова и Александра Лайкова своими кунаками (У кавказских горцев — тот, кто связан с кем-л. обязательством взаимной дружбы, защиты, помощи, гостеприимства. Это друг, приятель.), пожелал творческого вдохновения и пригласил собратьев по перу в солнечный Дагестан.

Вот ещё прекрасные стихотворения нашего гостя Магомеда Ахмедова:

УКРАДЕННЫЕ НЕБЕСА

Кругом одни разборки и раздоры.
Я ангелов не слышу голоса.
От имени небес вещают воры.
Они у нас украли небеса.

О, люди, что творите вы на свете?
Не ведаете вы Господний страх.
Зачем имамы делите мечети,
Когда у нас у всех один Аллах?

Небесному правителю не нужен
Мир, что погряз в раздоре и во зле.
Выходит, что один поэт и служит
Всевышнему Аллаху на земле.

КНИГА

…Памяти Юрия Кузнецова

Эту книгу комета
Принесла на хвосте.
Это правда поэта
О земной высоте.

Он призрел нашу косность,
Вдул мне в сердце огонь.
И сверкающий космос
Положил на ладонь.

(Переводы Евгения Семичева)

ТРОСТЬ

Я иду, опираясь на трость старика,
по дороге, проложенной в толще веков.
До меня прошагали здесь сто стариков.
Посох мой, как река, разрезает века.

Я иду, опираясь на трость старика.
То песок или снег под ногами вопит?
На изломах, где слово, как лава, кипит,
не устанем ни я и ни эта клюка,
что колотится в плиты спрессованных плит,
как глухие колодцы, вскрывая века.

Эта бездна под ногами не так глубока:
бросишь камень — и кровь до тебя долетит!
Словно гвоздь, эту трость загоняя в века,
я иду сквозь века, опираясь на трость.

Неразрывны мы с ней, как собака и кость.
Я иду, опираясь на трость старика.

ОДИНОЧЕСТВО

Я не пытаюсь придумать другую любовь.
Поезд ушёл, и смешно переигрывать сцену.
Кроме того, я сегодня не выучил слов.
Я одинок — одиночество чище измены.

Эта метель за окном закипает вином.
Это сгущается ночь или комната пыток?..
Я отодвинул бокал, потому что смешно
пить одному. Одиночество — лучший напиток.

Ветер относит улыбку и руки твои.
Не было вовсе тебя — это мне показалось…
Вот уже всё. Вот уже ничего не осталось.
Я одинок. Одиночество больше любви.
* * *

Вот и месяц в окно засветил,
Безнадежно и честно…
Я ресницы твои усыпил
Колыбельною песней.

Поцелуй на усталых губах
И усталое платье…
Засыпай, я тебя на руках
Отнесу до кровати.

Ты озоном была для меня,
Если трудно дышалось.
От бессонниц спасала меня
И во сне мне являлась.

Ты в открытую жизнь приняла
И жила в ней открыто,
Не скупилась и слёз не лила
Над разбитым корытом.

И за мною ты шла, как звезда,
На рожон и на плаху.И умела смеяться, когда
Впору было заплакать.

Ты, как по суху, шла через грязь,
Через сплетен болото…
Но паденье твоё каждый раз
Обращалось полётом.

И во мне просыпается страх,
Что твой первый губитель,
Отнесу я тебя на руках
В неземную обитель.

Переводы Александра Еременко

РУССКИЕ ПОЭТЫ

…Геннадию Иванову

Сиянье пушкинской строки
Пронзило душу светом,
И хлынули в неё стихи,
Как дождь в начале лета.

Язык чарующий, чужой
Родным отныне станет,
Распахивая предо мной
Ущелья Дагестана.

Как парус лермонтовский вновь,
Белея одиноко,
В судьбу ворвётся и любовь
Пошлет мне в век жестокий.

Звезда заговорит с звездой,
От счастья задыхаясь,
Но никогда в судьбе такой
Уже я не раскаюсь.

И томик Блока положу
Я с томиком Махмуда –
Вовек к другому багажу
Привязан я не буду.

Их в Петербург с собой возьму,
Где белыми ночами,
Спасаться буду наяву
От тёмного отчаянья.

И лишь однажды заблестят
В глазах скупые слезы,
Когда в Гунибе зашумят
Есенина берёзы.

Прижавшись, словно в детстве, к ним
С наивной верой в чудо,
Пойму, что больше молодым
И я уже не буду.

Но даже в самый чёрный час,
Когда вся жизнь отпета,
Меня спасёте и не раз
Вы, русские поэты.

Переводы Марины Ахмедовой-Колюбакиной